Новые поступления книг

Колдунья. Филиппа Грегори

    Когда приспешники короля Генриха VIII поджигают монастырь, в котором Элис счастливо жила последние несколько лет, девушке удается сбежать от мародеров и убийц. Не зная, где спрятаться бывшей монахине во время религиозных гонений, она вынуждена вернуться к своей приемной матери Море, местной знахарке. Мора обучает ее своему ремеслу, и вскоре Элис становится ее помощницей. Однако она перенимает от приемной матери не только знания трав и снадобий, но и умение использовать темные силы колдовства. После того как ей удается вылечить лорда Хью, хозяина всей округи, он оставляет ее в своем замке. Неожиданно для себя Элис влюбляется в его сына, молодого лорда Хьюго. Забыв о своих благих намерениях вести святую жизнь, она решает прибегнуть к любым средствам, чтобы круто изменить свою судьбу. 
Филиппа Грегори - одна из самых популярных современных английских писательниц. Ее

Подробнее...

Филиппа Грегори. Земля надежды

    Джей Традескант унаследовал от отца, королевского садовника, уникальную коллекцию растений. Больше всего на свете он хотел продолжать отцовское дело, работать в его чудесном саду. Но разве во время гражданской войны кому-то нужны цветы? Спасаясь от хаоса, жестокости, кровопролития, Джей отправляется в Виргинию. Здесь он находит свою любовь — юная девушка из индейского племени, исконно населяющего эти земли, становится его ангелом-хранителем.

Мария Городова: Колыбель огня

    Долгожданная, главная книга Марии Городовой о любви и отношениях в мире, где секс стал идолом. Истории из жизни, собранные в этой книге, потрясают и вдохновляют, возмущают и даже шокируют. Горячо, откровенно, с болью и надеждой о любви. До выхода книги некоторые истории были опубликованы в "Российской газете" и вызвали целый шквал читательских откликов многомиллионной аудитории газеты.

 

Ветер Нежность. Городова М.

    Может быть, перебирая листы рукописей, вместивших его мысли и переживания, хранящих еще живое тепло его пальцев, поэт с изумлением и нежностью оглядывал комнату, в четырех стенах которой, отвлекшись от всего суетного, наносного, он чувствовал себя всесильным, свободным творцом. Однажды Пушкин попытался изобразить свое жилище: стол, заваленный бумагами, скульптурный бюст и полку с книгами. Рисунок остался незавершенным. Шли дни, ясная погода сменялась ненастьем. В сентябре еще распахивали окна, было тепло, только по утрам ветер приносил запах промерзших за ночь листьев. Ровный солнечный свет делал особенно четкими контуры даже самых малозаметных предметов, бархатисто-коричневой казалась земля. По плотине стучали телеги, грачи кружили над домом, готовясь к отлету. В конце сентября начались дожди. Ранняя, звонкая осень с золотистыми дымками березовых рощиц у горизонта сменилась «унылой порой»: свернулись опавшие листья, улетели птицы. В последние числа октября к непролазной грязи примешался снег. «И дождь, и снег, и по колено грязь». Потом застыл пруд. Снег выпадал и исчезал, съедаемый дождем, но лед на пруду так и нe растаял

Клиника потерь. Воронова М.

     Как и все книги Марии Вороновой, "Клиника потерь" - о врачах, об их будничной работе, требующей огромного нервного напряжения. О том, что происходит с ними, когда лампы операционной погасли, рабочий день давно позади, но уснуть невозможно... Читателям Вороновой уже знаком профессор Дмитрий Миллер. Несмотря на блестящее хирургическое мастерство и мужскую привлекательность Миллера, медсестры отказываются с ним работать. Книга, которую вы держите в руках, посвящена отношениям Миллера с Вероникой Смысловской - молодой вдовой одного из основателей советской военной хирургии. Что в свое время заставило девятнадцатилетнюю талантливую студентку мединститута выйти замуж за генерала Смысловского, человека старше ее на пятьдесят лет? С тех пор прошли годы, нынешней Веронике завидуют многие: и коллеги, и даже старшая сестра. А ведь путь от зависти до ненависти короток, особенно когда в деле возникает пресловутый "квартирный вопрос"...